Контакты пресс-службы

pr@sminex.com
Sminex — информационно открытая компания, заинтересованная в работе с целевыми аудиториями и в адекватном освещении своей работы. Мы активно сотрудничаем со СМИ, поэтому Вы всегда можете обратиться к нам за комментариями о работе нашей компании. Топ-менеджеры SMINEX имеют репутацию экспертов в своих областях, являются авторами выступлений на профессиональных мероприятиях и тематических публикаций в деловой прессе.

Lenta.ru: Когда мы выкурим газ

2014-02-26

Реконструкцией бывших заводов под офисы, развлекательные заведения и даже жилье уже давно никого не удивишь. Теперь девелоперы обратили внимание на специфические промышленные объекты — старые резервуары для хранения газа и нефти. Пока таких проектов в мире немного. Они порой требуют слишком больших затрат, а у населения возникают вопросы относительно их экологического состояния. Кроме того, здания нередко являются памятниками архитектуры и имеют охранные обременения.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА:

Сергей Свиридов, вице-президент по развитию компании Sminex
- Несомненный плюс газгольдера — его уникальность с точки зрения архитектуры, благодаря которой он может стать настоящей доминантой района. Так и произошло в Австрии, где комплекс газгольдерных башен стал центром кристаллизации нового района, который активно формируется в бывшей промзоне. Еще недавно там был довольно депрессивный пустырь, а сегодня вокруг газометра — новые деловые кварталы.

Свет из “кастрюльки”
Газгольдеры, или газометры, как называют емкости для хранения газа, изобрели во второй половине XVIII века, а вначале XIX века их начали активно устанавливать на множащихся по миру газовых заводах. Газ производили из угля и использовали главным образом для освещения. Металлические резервуары со вспомогательным оборудованием крепились на каркас, который в зависимости от вида газгольдера имел форму цилиндра или многогранника. Как правило, сооружение обносилось кирпичными стенами, сверху устанавливался купол, по бокам располагались небольшие окна-бойницы. Из-за внешнего сходства такие постройки прозвали «кастрюльками». Изредка несколько газгольдеров объединялись под крышей одного здания.
В XX веке газгольдеры уступили место более компактным хранилищам для природного газа и электричеству. Часть из них со временем пошла под снос, часть стали использовать под другие производства, склады или попросту забросили. Некоторые сохранившиеся резервуары спасла мода на «промышленный девелопмпент» — переделку бывших заводских территорий в офисы, жилье и культурные центры. В США, как ни странно, практика переделки газгольдеров большого развития не получила: даже крупный газгольдер в городе Трой, штат Нью-Йорк, стал всего лишь гаражом. Зато в Европе насчитывается уже с десяток удачно реализованных проектов с самыми разнообразными функциями. Один из самых известных проектов — комплекс из четырех газгольдеров в Вене, где сейчас размещаются жилые квартиры, офисы, отель, магазины, киноконцертный зал, клубы и рестораны.

Дискотека, музей, паркинг
В России несомненным лидером по числу «классических» газгольдеров является Петербург, который, как столица, был первопроходцем газового освещения улиц. Первым заводом, внедрившим передовую технологию, стало основанное в 1835 году «Общество освещения газом Санкт-Петербурга». В районе пересечения Обводного канала и Московского проспекта возвели несколько различных газометров, но до наших дней дошел лишь объект на Заозерной улице, спроектированный архитектором И.П. Маасом в 1881 году (высота — 22 метра, диаметр — 34 метра). После реконструкции во второй половине ХХ века его использовали под склад.
Этот газгольдер давно включен в перечень памятников, однако за его спасение взялись буквально недавно. В 2013 году холдинг RBI объявил о покупке участка с газгольдером для строительства по соседству жилого комплекса Time. Как сообщили «Дому» в пресс-службе компании, в самом трехуровневом газометре после окончания реставрации откроется паркинг на 90 мест. В ремонтные работы планируется вложить 10 миллионов долларов, которые пойдут, в том числе, и на восстановление конструктивной целостности здания — как утверждают инвесторы, газгольдер находится в полуразрушенном состоянии. По окончании реставрации памятник хотят украсить диким виноградом и окружить живой изгородью из сирени.
Используется сегодня и бывший двухэтажный газгольдер на улице Черняховского в Петербурге. Здание, построенное в 1867 году для чугунолитейного механического завода Сан-Галли — одно из немногих сохранившихся на территории бывшего предприятия. Сейчас оно трансформируется в развлекательный лофт-центр по проекту компании RedLine, разработавшей архитектурную концепцию. В начале 2014 года в отремонтированном двухэтажном шестиграннике открылся караоке-клуб, оформленный в стиле Энди Уорхолла. Скоро начнут работу бар, стилизованный под английскую библиотеку, и ночной клуб «Артек».
К знаковым петербургским газгольдерам относится и комплекс зданий Главного газового завода на Обводном канале, которые строились в две очереди (1858-1862 и 1884 годы). В настоящее время они пустуют либо используются в качестве складских помещений, и только в самом большом газгольдере, являющемся памятником федерального значения, разместили временную автостоянку. В прошлом году в Смольном начали обсуждать возможность открытия там музея газовой промышленности.
В Москве газгольдеры можно найти в Нижнем Сусальном переулке около Курского вокзала. Четыре больших газометра высотой 20 и диаметром 40 метров построены к запуску Московского газового завода в 1865 году, малый появился в ходе реконструкции 1911 года (первые признаны памятниками, второй — нет). В газовой отрасли предприятие работало до распада Советского Союза, затем перешло на выпуск арматуры, получив нынешнее название «АРМА». В конце концов производство закрылось, а арендаторы помещений завода постепенно сформировали там культурно-творческий кластер наподобие «Винзавода» или «Красного Октября». Сейчас газгольдеры находятся в различном состоянии, активно используются лишь два из них.
Планы по восстановлению и преобразованию объектов в офисы, выдвигавшиеся в 2008-2009 годах, в полной мере реализовать не удалось, но ставить крест на газгольдерах «АРМЫ» пока рано. Уже несколько лет компания State Development вынашивает грандиозный проект под названием «Арт-квартал», предполагающий реновацию 500 гектаров у «Курской». На базе креативных кварталов «Artplay», «Винзавод» и «АРМА» на этой территории планируется создать аналог нью-йоркского района Сохо — единый творческий кластер для дизайнеров, художников, архитекторов. Помимо активного строительства, намечена реконструкция объектов общей площадью 700 тысяч квадратных метров, в число которых, вероятно, попадут и газгольдеры. В мэрии концепция стоимостью 10 миллиардов долларов получила одобрение, осталось договориться с собственниками.

Пузырь на три семьи
В отдаленной перспективе судьбу газгольдеров могут повторить современные нефтехранилища, которых в мире насчитывается более 52 тысяч. В датском архитектурном бюро Pinkcloud уже разработали проект по их превращению в «зеленые» жилые дома The Oil Silo Home, не только самостоятельно обеспечивающие себя электроэнергией, но и вырабатывающие ее с излишком. Дизайнеры надеются, что благодаря этой разработке на месте нефтеперерабатывающих заводов вырастут целые кварталы.
По мнению дизайнеров, лучше всего для переделки подойдут резервуары-сферы, чья форма позволит круглогодично эффективно собирать солнечную и ветровую энергию, а также дождевую воду. Солнечные панели и другие элементы можно расположить по всей поверхности, включать их в зависимости от времени суток и погоды. Кроме того, благодаря конструкции и прочным материалам нефтехранилищам не страшны никакие стихийные бедствия, и вкладываться в их укрепление не придется.
Для очистки помещений от нефтепродуктов предлагается применять методы биоремедиации, то есть использовать для этих целей микроорганизмы. В каждом резервуаре поместятся три квартиры, рассчитанных на семьи из двух, четырех и шести человек. Площадь апартаментов составит 90, 180 и 225 квадратных метров соответственно, при этом шестиместная квартира займет этаж целиком, а две другие будут двухуровневыми. Попасть домой или в сад на крыше можно будет на центральном лифте или по внешней лестнице. Инженерная инфраструктура и система распределения возобновляемых ресурсов будет единой для всех жильцов.
Авторы утверждают, что с помощью модульных блоков и панелей превратить комплекс нефтехранилищ в жилье можно без особых финансовых и временных затрат на транспортировку. Планируется, что строительство одного The Oil Silo Home полезной площадью 900 квадратных метров обойдется значительно дешевле трех классических индивидуальных домов в 250 «квадратов».

Помыть котлы
Теоретически в технические резервуары можно поместить практически любую «начинку». С другой стороны, большое число простаивающих без дела объектов явно свидетельствует об их не самой высокой привлекательности. Причин этому несколько.
При реновации промышленных объектов перед застройщиком встают несколько основных вопросов: сроки окупаемости, наличие у объекта охранного статуса, экология и технические сложности проекта. Как рассказал «Дому» вице-президент по развитию компании Sminex Сергей Свиридов, c экологической точки зрения газгольдеры опасности не представляют, поскольку газ не соприкасался с кирпичной кладкой. Проводить рекультивацию земель под не эксплуатируемыми десятки лет объектами также не понадобится. Исключением являются случаи, когда территория использовалась в других промышленных целях, поэтому оценивать уровень загрязнения надо индивидуально.
«Если говорить об экологических нормах, то, как правило, в промзонах, вне зависимости от того, как долго не использовались объекты, нужно снимать 1-1,5 метра верхнего грунта», — не соглашается главный архитектор и соучредитель UNK Project Юлий Борисов. Директор департамента управления активами группы ПСН Татьяна Тикова говорит, что если экспертизы покажут необходимость подобных земляных работ, то они станут значимой статьей затрат для любого проекта.
Кроме того, существует фактор, который может как облегчить перестройку хранилища в жилье, так и сделать ее невозможной. Речь идет об обеспечении требуемого уровня инсоляции. Так как многие газгольдеры — памятники, для которых перестройка фасадов запрещена, расширить окна или сделать новые не представляется возможным. «Оптимальный диаметр резервуара, пригодного для редевелопмента, составляет не больше 20 метров. В противном случае при проектировании образуется большой коэффициент потери площадей», — говорит Юлий Борисов. В газгольдерах с многочисленными окнами по всему периметру реально обустроить квартиры-студии, что позволит нивелировать особенности планировок.
Сергей Свиридов считает, что с точки зрения технического проектирования ничего сложного в случае с газгольдерными башнями нет, ведь по сути они представляют собой несущие стены, внутри которых легко возводятся любые конструкции — перекрытия, перегородки, колонны. Татьяна Тикова тоже не видит в перепрофилировании газгольдеров технологических или проектных трудностей, за исключением случаев, когда потребуется усиление фундамента. Борисов, в свою очередь, относит к преимуществам бывших газгольдеров и нефтехранилищ наличие большой незастроенной зоны безопасности, где при редевелопменте можно разместить парковку или общественную зону с деревьями, газонами и пешеходными дорожками.
Немногочисленные промышленные памятники, будем надеяться, без внимания не останутся, и если не станут жильем, то в большинстве своем смогут выполнять бытовые, развлекательные, офисные функции. В Европе такие здания сохранились лучше, поэтому можно смело ожидать новых нестандартных проектов по их использованию.

Мы перезвоним
через 50 секунд