Контакты пресс-службы

pr@sminex.com
Sminex — информационно открытая компания, заинтересованная в работе с целевыми аудиториями и в адекватном освещении своей работы. Мы активно сотрудничаем со СМИ, поэтому Вы всегда можете обратиться к нам за комментариями о работе нашей компании. Топ-менеджеры SMINEX имеют репутацию экспертов в своих областях, являются авторами выступлений на профессиональных мероприятиях и тематических публикаций в деловой прессе.

CRE: Дом Наркомфина. Мнение эксперта

2014-04-02

СЕРГЕЙ СВИРИДОВ, старший партнер,вице-президент по развитию:

Дом Наркомфина сегодня находится в очень плохом техническом состоянии. Объект построен в конце 20-х годов прошлого столетия с применением инженерных решений, соответствующих уровню технического развития того времени и, как следствие, имеющих крайне ограниченный «срок действия». Поэтому велика вероятность, что уровень вложений окажется значительно выше среднего показателя по рынку. Кроме того, на уровень затрат может повлиять еще и тот факт, что в последние 10 лет здание не эксплуатировалось, что, как известно, негативно сказывается на состоянии как инженерной «начинки» объекта, так и его конструктива.

Еще одной причиной высокой стоимости станет и то, что речь идет о реставрации здания, которая требует максимального сохранения всех архитектурных и планировочных решений и является самым дорогостоящим форматом в девелопменте. С учетом всех этих факторов можно предположить, что затраты могут составить порядка $4-5 тыс./кв. м. Превращение дома Наркомфина в проект, который, с одной стороны, останется памятником архитектуры, а значит, сохранит свои первоначальные характеристики, а с другой – станет экономически эффективным, прямо скажем, задача нетривиальная.

Дело в том, что в Москве при всем многообразии исторических зданий существует всего два памятника архитектуры мирового значения – дом Мельникова и дом Наркомфина. Причем ценность последнего заключается не в его архитектурном облике, а в планировочных решениях. И именно эти решения могут стать серьезным препятствием для того, чтобы здание могло использоваться в новом назначении.

Дом Наркомфина проектировался как дом-коммуна, жители которого, по замыслу, должны были максимальное количество времени проводить в общественных зонах, и минимальное дома – фактически только спать, уединившись в своих квартирах. Поэтому здание спроектировано таким образом, что жилая часть представляет собой крайне мелкую нарезку, в которой даже не предусмотрено наличие кухни, с длинными коридорами. Согласно идее архитекторов, предполагалось, что жильцы будут централизованно питаться в общественной столовой, все вместе проводить свободное время в клубе, заниматься в читальном зале библиотеки и т. д.

Сохраняя такую структуру, сделать из этого здания жилой объект, соответствующий современным требованиям по площадям, инженерным системам и проч., невозможно. Хотя бы уже потому, что не нарушить первоначальную планировку и при этом обеспечить принятые сегодня нормы проживания практически нереально.

Другое дело, если городские власти примут решение о возможности внутренних изменений в доме, но тогда дом Наркомфина перестанет быть архитектурным памятником мирового значения.

Более реальным представляется превращение здания в гостиницу, но и в этом случае остается проблема, связанная с необходимостью вписать современные инженерные коммуникации в планировку исторического объекта.

Если город хочет, чтобы этот проект имел рыночное будущее, скорее всего, он должен не продавать долю в этом проекте, а наоборот, войти в него финансовыми вложениями. В противном случае вероятность его реализации становится исчезающе малой.