Контакты пресс-службы

pr@sminex.com
Sminex — информационно открытая компания, заинтересованная в работе с целевыми аудиториями и в адекватном освещении своей работы. Мы активно сотрудничаем со СМИ, поэтому Вы всегда можете обратиться к нам за комментариями о работе нашей компании. Топ-менеджеры SMINEX имеют репутацию экспертов в своих областях, являются авторами выступлений на профессиональных мероприятиях и тематических публикаций в деловой прессе.

archi.ru: Лиственный код

2014-10-16

НИИ Витаминов, построенный в 70-х годах в безликом стиле советских контор в Научном проезде недалеко от метро «Калужская». К моменту обновления институт как научно-исследовательское учреждение уже не действовал, а сдавал офисные площади в аренду. «А после того как комплекс зданий был полностью «переодет» по проекту архитекторов ADM, на юго-западе столицы, недалеко от центрального офиса Газпрома, появился, без преувеличения, уникальный бизнес-квартал Smart Park.

Отправной точкой для создания концепции Smart Park послужила окружающая среда. Бизнес-квартал расположен в парке площадью 2 гектара и в теплое время года настолько плотно окружен зеленью, что визуально граница между офисными зданиями и природой практически исчезает. «Мы усилили это ощущение, создав такой проект, чтобы единение зданий и природы стало художественным приемом, сквозной уникальной идеей проекта, – рассказывает Андрей Романов, – сообразно этой идее выбирали и материалы: имитирующий дерево алполик, окрашенные в массе панели фиброцемента». Из этих, относительно несложных материалов и стекла составлены новые фасады, позволившие трансформировать кургузые пропорции не слишком качественных позднесоветских корпусов в более изящные, с преобладанием вертикалей, многослойные и рельефные. Композиция фасадов, по собственному выражению архитектора, напоминает мебельные дверцы: эффект открытых створок создают панели, поставленные поперечно к плоскости фасада – то ли повернутые на шарнире, то ли открытые дверцы, хотя на самом деле, конечно, они выполняют роль закрепленных ламелей, немного защищающих окна от косых лучей солнца, но еще больше – создающих игру света и тени на фасадах. Тему поддерживает неравномерная ширина панелей, остающихся в плоскости фасада: можно подумать, что они способны ездить по направляющим металлических двутавров. «Створки» не ездят и не поворачиваются, прием декоративный, он наделяет фасад интригой, но не превращается в механическую игрушку (последнее, впрочем, было бы и невозможно при небольшом бюджете реконструкции). Металлические «рельсы»-направляющие тоже расположены не совсем там, где можно было бы предположить на первый взгляд: кажется, что междуэтажное перекрытие должно располагаться непосредственно за ними, но на самом деле пол расположен выше – то, что снаружи кажется верхом окна, на самом деле скрывает за собой подоконник.

«Это в большей степени декоративный прием, позволяющий создать выразительную пластику фасада», – говорит Андрей Романов. Таким образом, перед нами – успешная маскировка, вещь, на первый взгляд противоположная модернистскому принципу отображения правды конструкции, зато созвучная другой идее, провозглашенной Ле Корбюзье независимости навесного фасада. Раз фасад – ширма, он играет по своим правилам. Металлические рельсы и деревянные «створки» составляют визуальный каркас, глубже в плоскости фасада вставки фиброцементных панелей складываются в горизонтальные ленты, образуя над окнами подобие ламбрикена при шторах или, как сказали бы русские люди в XVII веке, «лба» (снаружи зеленые вставки выглядят как безусловный «верх» окна, хотя на самом деле это нижний простенок и линия пола расположена как раз в нижней части зеленой ленты, такая вот зрительная игра). Вертикальные простенки у поперечного входного, главного корпуса, оказались несколько толще и там «деревянные» панели чередуются с зелеными вставками. Описанная сетка фасада – главный сюжет этой реконструкции, дополненный некоторыми деталями: «деревянными» решетками в верхней части корпусов и на стенах трансформаторной станции во дворе комплекса, строгим серым металлом оконных рам, в цвет двутавров, салатовыми прямоугольниками дверей подъездов, номера которых написаны тонкими и очень крупными цифрами. Здания во дворе ниже входного корпуса, они понижаются постепенно: от пяти к трем и двум этажам, и устроены секционно – корпуса длинные, но в них много подъездов, за каждым – холл с лестницей посередине. Так как ширина корпусов тоже довольно существенная, архитекторы осветили лестницы «световым колодцем»: выход на крышу сделан в виде павильона со стеклянными стенами, и так как этажей два-три, то этот павильон неплохо пропускает дневной свет внутрь. На кровлях малых корпусов арендаторы также могут обустроить террасы – архитекторы сделали деревянную вымостку, алюминиевые перила.

Благоустройство и подсветку удалось реализовать так, что комплекс сейчас выглядит очень целостно, как готовая, хорошо нарисованная картина, продуманная в мелочах, про которые другой бы непременно забыл. Так, в вымостку аккуратно вписаны линии парковочных разделителей и даже номера мест, решетки из алполика на зданиях перекликаются с настоящими деревянными – вокруг скамеек и урн. Когда сюда пришли архитекторы ADM, территория выглядела как заросший деревьями пустырь, которые удалось сохранить и дополнить посадками. Сейчас деревья выглядят не то чтобы садовыми – но уже не дикими, и прежде всего входя во двор, наверное, реагируешь именно на эту аккуратную ухоженность всего вокруг. Вторым впечатлением, наверное, будет различие пространств: первый двор больше и как-то контрастнее, с одной стороны деревья и тень, с другой, наоборот, сплошная вымостка, корпуса и больше света. Второй двор – длинный, светлый и по-осеннему прозрачный. Оба образующие его корпуса невысокие, два и три этажа, но их этажи выше и пропорции сетки вертикальнее, в них больше стекла (здесь замечаешь, что массивность первого корпуса удалось преодолеть декоративными средствами лишь отчасти).

Вместе с не слишком обильными деревьями и полосатым ритмом вымостки все превращается в один легкий, по-осеннему прозрачный пространственный рисунок. Благоустроили и «прилегающую территорию»: небольшую парковку перед входом и заросли у поворота проезда; формально не принадлежашие территории, они теперь устроены так же, как она: стриженая трава, криволейные дорожки, вымостка – мини-парк стал своего рода вывеской комплекса. Но все это не главное. Получив заросший деревьями участок (да еще и связанный исторически с «витаминным» институтом), архитекторы заставили здания обновленного офисного центра «мимикрировать» под природное окружение, и это вполне удалось. Подвижная сетка пятен цвета охры и зелени выглядит как приведенное к геометрическому согласию продолжение древесных зарослей. Тут могли бы поселиться эльфы, если бы среди них водились модернисты – уровень звучной прозрачной легкости и тишины, особенно во втором дворе, совершенно не московский.

Для того чтобы лучше понять, что же на самом деле тут получилось, нужно выйти на Научный проезд и посмотреть вокруг, а лучше проехать по его петле до Профсоюзной улицы. Среди застройки советского и пост-советсткого времени бывший институт витаминов выглядит удивительным вкраплением живого. Он и на пути возникает иначе – не вырастает громадой, а как будто ткётся из листьев и бликов, прорастает пикселами внутри рощицы. Словно у него другой «генокод», как будто он, как представитель автохтонного населения, всегда тут был и вдруг проявил себя – почему-то не сомневаешься, что местный здесь именно он. Замечательный способ вписаться в контекст, я думаю.